Школьник пожертвовал свои сбережения в Фонд поддержки вакцинации

Юридические последствия «профессионализма»

К сожалению, узнать, сколько средств собирается «по рублю», невозможно: на странице акции нет такой информации. Но Дмитрий Алешковский утверждал, что на программу подписаны около 100 тысяч человек.

Даже если каждый из них заключил договор о переводе 30 рублей в месяц, в фонд «Нужна помощь» поступает не менее трех миллионов рублей ежемесячно, и значит, у фонда могли бы возникнуть налоговые обязательства перед государством по уплате НДС с этой суммы, 500 тысяч рублей ежемесячно. Это с пожертвования налоги платить не надо, а с продажи чего-либо — очень даже приходится.

Получается, что в случае неуплаты вероятных налогов с этой суммы господин Алешковский и его команда за год могли не доплатить государству как минимум шесть миллионов рублей.

Если бы речь шла о коммерческой деятельности, о бизнесе с оборотами от 100 миллионов рублей в год, конкуренты не преминули бы воспользоваться этой грубейшей «ошибкой». Алешковскому никто бы не стал объяснять в социальной сети, как он не прав. Не пришлось бы ему «учить собак мыслить осознанно», как он это всё назвал у себя на странице.

Уже в ночи нотариус заверил бы скрины с сайта. Кто-то разом бы подписался на пожертвования по этой оферте на все фонды на максимально возможную сумму. А утром к нему пришли бы все — и налоговая, и Следственный комитет, и полиция, и Роскомнадзор. И журналисты тоже бы пришли, причем отнюдь не успешным опытом поинтересоваться, а задать крайне неприятные вопросы. И, разумеется, покупатель-жертвователь написал бы заявление в полицию с требованием возбудить уголовное дело. Деньги переведены, услуга не предоставлена, товар не поставлен.

В мире большого бизнеса Дмитрий Алешковский срочно прервал бы свой отпуск в Грузии, бросил бы там новую машину, жену и маленькую дочку и первым рейсом вылетел бы в Москву.

Довод «мы просто ошиблись» никого бы не заинтересовал. И Алешковский был бы счастлив потерять только годовые бонусы, а не весь бизнес целиком, и не сесть в тюрьму.

Впрочем, сведений об опыте работы Дмитрия Алешковского на топовых должностях в бизнес-структурах сравнимого масштаба найти не удалось. Так что он вполне может и не знать, как живут фирмы с такими оборотами и их менеджмент, и искренне верить в свою счастливую звезду.

Но благотворительный сектор простит Дмитрию Алешковскому всё. Вопросы, в очередной раз вставшие перед обществом, так и останутся без ответа.

Машина для профессионала

Прошло два года. Снова скандал. Снова в эпицентре господин Алешковский и его пост в соцсетях. Снова дискуссии о достойных зарплатах в отрасли, демонстративном потреблении и профессионализме. Правда, на этот раз триггером стала покупка машины по подписке.

Дмитрий Алешковский назвал себя нищебродом и рассказал, как удачно у него получилось приобрести VW Tiguan для поездки в отпуск в Грузию.

Когда во всеуслышание называет себя нищебродом человек, только что решивший отдавать сумму, сравнимую со средней зарплатой в стране, за третью машину, это само по себе вызывает недоумение.

Когда следующим постом этот же человек начинает доказывать, что достоин большего, обращается за поддержкой к «главному хедхантеру Рунета» Алене Владимирской, и та пишет, что в сфере бизнеса Алешковский получал бы около 800 тысяч рублей в месяц, ситуация становится абсурдной.

Стоит напомнить, в России, по данным Росстата, 13,5% населения (примерно 19,5 миллионов человек) живут за чертой бедности, то есть получают доход ниже 12 тысяч рублей в месяц, и именно эти люди — адресаты призыва Алешковского жертвовать по рублю в день, чтобы, объединившись, совершать великие дела, например, платить сотрудникам фонда зарплату.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий